Гостевая книга



06.08.17 | Екатерина

Рабочая программа и поурочное планирование

Огромное спасибо за столь интересный и насыщенный сайт!!! Подскажите, пожалуйста, у Вас есть рабочая программа и поурочное планирование?



07.12.16 | Виктория

Ошибка

Здравствуйте! Сайт очень интересный! Но у вас в сказке о язычке слово Язычок написано с ошибкой



02.09.15 | Анастасия

Спасибо!

Огромное спасибо! О материале в таком количестве и такого качества можно только мечтать! Не могу поверить глазам, листаю и листаю Ваш сайт. Буду заниматься с дочерью дома, это так удобно!



28.04.15 | Настя

СПАСИБО

Большое спасибо за труд!! за занятия, за домашние задания, все очень интересно и доступно, как для ребенка, так и для того кто хочет заниматься с ребенком.



16.02.15 | Путин

Русские окупанты

Оккупанты в Крыму выселяют из квартир жен и детей украинских военных, которые остались верными присяге и поехали служить на материк, говорится в сюжете ТСН.19:30.
К ним приходят российские солдаты и требуют освободить служебное жилье. Мол, все, что принадлежало минобороны Украины, теперь принадлежит минобороны России. Аргументы о несовершеннолетних детей на оккупантов не действуют. При этом, никаких документов они не предоставляют, а только ставят ультиматумы и сроки для освобождения квартир. Некоторые помещения, говорят женщины, даже опечатали, а в некоторые, чьи хозяева уехали в Украину всей семьей, уже заселили российских военных.
Женщины опасаются, что однажды также не смогут попасть в собственные дома. «Нагло вламываются в квартиры офицеров, которые оставили квартиры в Крыму, спиливают болгарками петли, ломают замки, представляются ФСБшники разной марки, и, под видом этого, хотят заселить офицеров. Так я говорю — товарищи, у вас это не получится, будьте готовы, что мы скоро придем туда», — рассказал заместитель командующего ВМС Украины Игорь Воронченко



15.02.15 | Путин

Оккупанты

В 1939 году Сталин подписал с Гитлером не просто пакт о ненападении, а договор о дружбе. Сталин, поднимая бокал, говорит: «Я знаю, как немецкий народ любит своего фюрера, и хочу выпить за его здоровье».

Немецко-фашистскую оккупацию, несмотря на то, что подавляющее число молодежи было рекрутировано в Красную армию, центрально- и юго-восточноукраинские селяне восприняли как освобождение. Поразительно, но впервые селян вдруг заинтересовали гуманитарные и национальные вопросы. В селах вдруг появилась художественная самодеятельность (при советах её не было!!!), в оккупированных городах бурно развивался украинский театр, появился настоящий коммерческий спрос на украинскую прессу, литературу, поэзию, публицистику.
Cогласно сообщению в газете «Новое слово» (№ 59 от 26 июля 1942 года), в оккупированных восточных областях к этому времени возникло 140 газет на девяти языках. Издается 7 немецких газет, 15 эстонских, 21 латышская, 11 литовских, 1 польская, 6 белорусских, 18 русских, 60 украинских и 1 татарская. Еще 50 газет, как обещало «Новое слово», должны были открыться в ближайшее время.

У молодежи было достаточно времени на развлечения. По вечерам ребята и девушки собирались вместе и пели или танцевали. Никогда еще в селе не звучало так много песен, никогда уже они не звучали так часто. У большинства молодых ребят, хотя вряд ли они могли об этом догадаться, впереди было только несколько лет жизни. Они отпели тогда за все свои непрожитые в будущем годы. Повезло только тем, кого немцы вывезли на работу в Германию. Эти, как правило, вернулись домой. В Германию брали и молодых незамужних девушек. Они все вернулись домой не с пустыми руками, на судьбу не жаловались — скорее, наоборот. В Германию преимущественно принимали на работу именно украинскую молодежь — 3,7 млн человек. Какие жуткие условия создала "родная советская власть", если на немецкой чужбине жизнь кажется "довольно сносной"!
Елена Скрябина. В своем дневнике она оставила зарисовки жизни «остарбайтеров». Вот какие условия, например, были в промежуточном лагере под Лодзью:
«Все, что мы, советские, получаем здесь, кажется нам роскошью. На нас четверых и еще на одну семью, мать с сыном, выделили две большие комнаты с балконом. Еды вполне хватает: на каждого 300 граммов хлеба, три яблока, 50 граммов масла, 100 граммов колбасы, джем. На обед овощной суп. В магазинах можно купить бумагу, конверты, мыло. В овощных продают морковь и капусту. Все баснословно дешево. Как в сказке... Мы уже давно отвыкли от нормальной жизни, от магазинов, продуктов... В Виннице, например, блокнот для дневника стоил 500 рублей (что превышало месячную зарплату большинства местных рабочих и служащих. — Б. С), а здесь всего 80 пфеннигов».
В самой Германии жизнь «остарбайтеров» тоже оказалась довольно сносной, хотя и пайки, и зарплата были значительно меньше, чем у немцев:
«Война изменила судьбы русской и украинской молодежи. В 16—17 лет их оторвали от родины, забросили на чужбину, где на них смотрят через колючую проволоку как на диких зверей в зоопарке или в цирке. Постепенно отношение к ним меняется. Девушки начали получать кое-что из вещей и теперь мало чем отличаются от немок. Остригли волосы, сделали модные прически, ходят в красивых платьях и туфлях на высоком каблуке. Стоптанных тапочек уже не увидишь. После рабочей смены и по воскресеньям они работают в немецких домах и плату берут не деньгами, а одеждой, которую наша портниха им перещивает. Гораздо труднее одеться юношам, но они достают поношенные пиджаки и несут их к той же Александре на переделку, а платят — продуктами, которые они получают от местных крестьян за свой тяжелый труд. Наши «остарбайтеры» завоевали хорошую репутацию как на фабрике, так и среди местного населения: работают быстро и хорошо... Во многих отношениях они превзошли рабочих других национальностей... Каждый немец стремится заполучить к себе в цех как можно больше русских...
Рабочих в лагере кормят плохо. На завтрак хлеб и так называемый эрзац-кофе; на обед — овощной суп, чаще из репы; в семь часов — опять суп. В воскресных супах плавают маленькие кусочки мяса, а на второе дают картошку на маргарине. Непонятно, как при такой плохой кормежке наши люди ухитряются выполнять тяжелую работу. Поддерживает их силы в основном то, что они с разрешения коменданта по вечерам работают на местных крестьян, которые кормят их и дают еще кое-что с собой».
При немцах впервые украинское село не голодало. По официальным данным, которые стали известны только теперь, немцы отбирали у села только половину того, что отбирала советская власть, а последняя отбирала все. Голод опять начал набирать обороты после восстановления советской власти и достиг очередного апогея в 1947 году, когда, по официальным данным, в Украине погибло от него около миллиона человек. И опять это были украинские крестьяне.
Жители оккупированных территорий понесли большие жертвы и претерпели более жестокие страдания, чем в целом остальное население СССР. Десятки миллионов сограждан, два-три года прожившие в жутких, нечеловеческих условиях германского гнета, после освобождения попали из огня да в полымя. Многие из них, обвиненные в коллаборационизме, отправились на спецпоселения и в лагеря. Миллионы призванных в Красную Армию бросались в буквальном смысле на убой под огонь немецких пулеметов и батарей. Тем, кому посчастливилось уцелеть, на десятилетия поставили клеймо — «оккупированный». Положительный ответ на вопрос анкеты: «Находились ли Вы или Ваши родственники на временно оккупированной территории?» — еще долго закрывал путь к образованию, карьере или поездке за границу. Советское государство властно наложило руку на тех своих подданных, которые вкусили все прелести нацистского «рая». Победа в ВОВ стала победой именно государства, и прежде всего самого Сталина. Народ эту войну в конечном счете проиграл, хотя до сих пор верит, что выиграл. Проиграл человек, ибо у него не оставалось нравственного выбора. Равно плохо было стать на сторону Сталина и Гитлера или попытаться отсидеться в своем углу, предоставив другим умирать на фронте или в партизанах. Часто выходом из этого замкнутого круга была только смерть. Для одних народов меньшим злом осталась все-таки советская оккупационная власть, для других — германская . И сегодня нельзя судить ни тех, ни других за выбор; сделанный в экстремальных условиях, хотя нужно судить тех, кто запятнал себя военными преступлениями или преступлениями против человечности.



15.02.15 | Путин

Оккупанты

В 1939 году Сталин подписал с Гитлером не просто пакт о ненападении, а договор о дружбе. Сталин, поднимая бокал, говорит: «Я знаю, как немецкий народ любит своего фюрера, и хочу выпить за его здоровье».

Немецко-фашистскую оккупацию, несмотря на то, что подавляющее число молодежи было рекрутировано в Красную армию, центрально- и юго-восточноукраинские селяне восприняли как освобождение. Поразительно, но впервые селян вдруг заинтересовали гуманитарные и национальные вопросы. В селах вдруг появилась художественная самодеятельность (при советах её не было!!!), в оккупированных городах бурно развивался украинский театр, появился настоящий коммерческий спрос на украинскую прессу, литературу, поэзию, публицистику.
Cогласно сообщению в газете «Новое слово» (№ 59 от 26 июля 1942 года), в оккупированных восточных областях к этому времени возникло 140 газет на девяти языках. Издается 7 немецких газет, 15 эстонских, 21 латышская, 11 литовских, 1 польская, 6 белорусских, 18 русских, 60 украинских и 1 татарская. Еще 50 газет, как обещало «Новое слово», должны были открыться в ближайшее время.

У молодежи было достаточно времени на развлечения. По вечерам ребята и девушки собирались вместе и пели или танцевали. Никогда еще в селе не звучало так много песен, никогда уже они не звучали так часто. У большинства молодых ребят, хотя вряд ли они могли об этом догадаться, впереди было только несколько лет жизни. Они отпели тогда за все свои непрожитые в будущем годы. Повезло только тем, кого немцы вывезли на работу в Германию. Эти, как правило, вернулись домой. В Германию брали и молодых незамужних девушек. Они все вернулись домой не с пустыми руками, на судьбу не жаловались — скорее, наоборот. В Германию преимущественно принимали на работу именно украинскую молодежь — 3,7 млн человек. Какие жуткие условия создала "родная советская власть", если на немецкой чужбине жизнь кажется "довольно сносной"!
Елена Скрябина. В своем дневнике она оставила зарисовки жизни «остарбайтеров». Вот какие условия, например, были в промежуточном лагере под Лодзью:
«Все, что мы, советские, получаем здесь, кажется нам роскошью. На нас четверых и еще на одну семью, мать с сыном, выделили две большие комнаты с балконом. Еды вполне хватает: на каждого 300 граммов хлеба, три яблока, 50 граммов масла, 100 граммов колбасы, джем. На обед овощной суп. В магазинах можно купить бумагу, конверты, мыло. В овощных продают морковь и капусту. Все баснословно дешево. Как в сказке... Мы уже давно отвыкли от нормальной жизни, от магазинов, продуктов... В Виннице, например, блокнот для дневника стоил 500 рублей (что превышало месячную зарплату большинства местных рабочих и служащих. — Б. С), а здесь всего 80 пфеннигов».
В самой Германии жизнь «остарбайтеров» тоже оказалась довольно сносной, хотя и пайки, и зарплата были значительно меньше, чем у немцев:
«Война изменила судьбы русской и украинской молодежи. В 16—17 лет их оторвали от родины, забросили на чужбину, где на них смотрят через колючую проволоку как на диких зверей в зоопарке или в цирке. Постепенно отношение к ним меняется. Девушки начали получать кое-что из вещей и теперь мало чем отличаются от немок. Остригли волосы, сделали модные прически, ходят в красивых платьях и туфлях на высоком каблуке. Стоптанных тапочек уже не увидишь. После рабочей смены и по воскресеньям они работают в немецких домах и плату берут не деньгами, а одеждой, которую наша портниха им перещивает. Гораздо труднее одеться юношам, но они достают поношенные пиджаки и несут их к той же Александре на переделку, а платят — продуктами, которые они получают от местных крестьян за свой тяжелый труд. Наши «остарбайтеры» завоевали хорошую репутацию как на фабрике, так и среди местного населения: работают быстро и хорошо... Во многих отношениях они превзошли рабочих других национальностей... Каждый немец стремится заполучить к себе в цех как можно больше русских...
Рабочих в лагере кормят плохо. На завтрак хлеб и так называемый эрзац-кофе; на обед — овощной суп, чаще из репы; в семь часов — опять суп. В воскресных супах плавают маленькие кусочки мяса, а на второе дают картошку на маргарине. Непонятно, как при такой плохой кормежке наши люди ухитряются выполнять тяжелую работу. Поддерживает их силы в основном то, что они с разрешения коменданта по вечерам работают на местных крестьян, которые кормят их и дают еще кое-что с собой».
При немцах впервые украинское село не голодало. По официальным данным, которые стали известны только теперь, немцы отбирали у села только половину того, что отбирала советская власть, а последняя отбирала все. Голод опять начал набирать обороты после восстановления советской власти и достиг очередного апогея в 1947 году, когда, по официальным данным, в Украине погибло от него около миллиона человек. И опять это были украинские крестьяне.
Жители оккупированных территорий понесли большие жертвы и претерпели более жестокие страдания, чем в целом остальное население СССР. Десятки миллионов сограждан, два-три года прожившие в жутких, нечеловеческих условиях германского гнета, после освобождения попали из огня да в полымя. Многие из них, обвиненные в коллаборационизме, отправились на спецпоселения и в лагеря. Миллионы призванных в Красную Армию бросались в буквальном смысле на убой под огонь немецких пулеметов и батарей. Тем, кому посчастливилось уцелеть, на десятилетия поставили клеймо — «оккупированный». Положительный ответ на вопрос анкеты: «Находились ли Вы или Ваши родственники на временно оккупированной территории?» — еще долго закрывал путь к образованию, карьере или поездке за границу. Советское государство властно наложило руку на тех своих подданных, которые вкусили все прелести нацистского «рая». Победа в ВОВ стала победой именно государства, и прежде всего самого Сталина. Народ эту войну в конечном счете проиграл, хотя до сих пор верит, что выиграл. Проиграл человек, ибо у него не оставалось нравственного выбора. Равно плохо было стать на сторону Сталина и Гитлера или попытаться отсидеться в своем углу, предоставив другим умирать на фронте или в партизанах. Часто выходом из этого замкнутого круга была только смерть. Для одних народов меньшим злом осталась все-таки советская оккупационная власть, для других — германская . И сегодня нельзя судить ни тех, ни других за выбор; сделанный в экстремальных условиях, хотя нужно судить тех, кто запятнал себя военными преступлениями или преступлениями против человечности.



15.02.15 | Путин

Русскуе оккупанты

Оккупанты Украины.
Украина, оккупация, фашисты, Россия, НКВД, крестьяне, голодомор, ГУЛАГ,


Перед войной 66 % населения в Украине проживало в селе. Каким был статус этих людей? Паспортов у них не было. Без разрешения сельсовета не имели права покинуть село даже на несколько дней. Их не селили в гостинице, где требовался паспорт, по той же причине им не продавали билеты на некоторые виды транспорта. Им не платили за работу в колхозе. Правда, иногда в конце года давали по полкилограмма зерна за один отработанный в колхозе день. Не работать в колхозе было невозможно. В отличие от панщины, где на пана работали только несколько дней в неделю (2—3 дня, редко больше), рабочая неделя в колхозе могла составлять и семь дней. Колхозникам не платили пенсии, да и само понятие пенсионного возраста к колхозникам не применялось. Человек должен был работать до тех пор, пока держался на ногах.

Понятия больничного листа относительно колхозников не существовало. Беременность женщин никак не бралась во внимание, через несколько дней после родов женщина уже должна была опять приступать к тяжелой физической работе. О медицинском обслуживании нечего было и мечтать. Люди могли выживать только за счет приусадебных хозяйств. Их площадь властью все время ограничивалась. Отрезанная от приусадебных участков земля колхозами никак не использовалась и приходила в запустение. Фруктовые деревья облагались налогами, и люди вынуждены были их вырубать. Село жило в сплошной бедности. Денег у людей практически не было. Чтобы заработать немного денег, надо было украдкой пешком сходить с несколькими десятками яиц километров за десять или и больше в райцентр и продать их на базаре. За малейшее непослушание людей беспощадно наказывали. ЧК, НКВД, МГБ поддерживали у крестьян постоянный, почти животный, страх за свою судьбу. Люди, которых забирали из села в районное отделение этих карательных органов, уже никогда назад не возвращались. Выселения людей стали обычной практикой.
Гулаг. Концлагеря. Россия.
----------Гулаг. Россия. Концлагеря.--------
Ежегодно село платило государству дань кровью, отдавая часть своего, преимущественно мужского, населения в прожорливую пасть Архипелага ГУЛАГ. При этом крестьян откровенно презирали на всех уровнях советского общества. Все это свидетельствовало не просто о крепостном состоянии села, а о его рабском положении. Тысячелетия наш народ не знал такого позорного явления, как каннибализм, а в тридцатые годы двадцатого столетия в центре Европы, в Украине, оно получило широкое распространение. Чужеземное рабство Украине не угрожало, оно уже в ней существовало в наихудшей азиатской форме. Власть грабила и убивала этих людей любым возможным способом. Кстати, как выяснилось, это был ее основной ресурс, который она пыталась почему-то как можно скорее хищнически исчерпать. Как только это произошло, Советский Союз и развалился.



15.02.15 | Путин

Меркель

сайт. Полное дерьмо. Сразу видно русские оккупанты Вы все мрази. Слава Украине.



10.02.15 | Наталья

Отзыв

Отличный сайт, столько хорошего материала и сразу. Спасибо.


Страница: ← предыдущая|следующая


Оставить сообщение
 
 
Имя*:
Заголовок*:
* Обязательные поля

     

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS